Ириша
Ириша 17.11.2015

Творческие Воронежа: Серафима Ананасова

The Voronezh Room продолжает рассказывать о творческих людях Воронежа. Сегодня знакомимся с Серафимой Ананасовой и ее поэзией.

серафима

Серафима Ананасова — воронежский автор стихотворений. Под псевдонимом скрывается выпускница журфака ВГУ Василиса. В выбранном ей псевдониме нет ни аллюзий на «Ананасы в шампанском» Игоря Северянина, ни тайной «ссылки» на Эдуарда Лимонова. Серафима не бывает нигде, кроме интернета. Любит часами рассказывать о своих музах, которым и строчит стихи тоннами. Носит одежду леопардовой расцветки, считает, что её стихи — даже те, которые не о любви, — «галимая попса».

Ананасова неоднократно выступала в Воронеже и других городах России, в том числе совместно с другим известным воронежским поэтом, Родионом Прилепиным. Сейчас выпускает уже третий сборник своих стихотворений «В некоторых распятый Бог», деньги на который собирает на boomstarter.

А 20 ноября в 19:00 в кофе-клубе «Склад ума» (ул. Кольцовская, 82) прочитает свои стихи в рамках российского турне.

20ка

 

Что люди любят больше — тебя или стихи? (из интервью в журнале «Слова»)
Когда волна интернет-поэзии только зарождалась, большую роль в популярности поэтов сыграл имидж. Пример — Ес Соя. Он красивый парень, умеет стильно одеваться, у него классные татуировки, он нравится девочкам – и это, я думаю, способствует его поэтической популярности. Ведь если красивый мальчик еще и стихи пишет – это же комбо! И на себе я это тоже чувствую – мой образ с яркими волосами, татуировками людям зачастую больше нравится, чем то, что я делаю. И я понимаю, что не будь этого имиджа, возможно, моими стихами никто не интересовался бы. Да, говорить в контексте поэзии о цвете волос — это ужасно, но отрицать сложно.
Что нужно, чтобы писать стихи?
Помните, был бум фотографии, когда все почему-то решили, что достаточно приобрести зеркалку, чтобы стать фотографом? Теперь то же самое происходит и с поэзией. Чтобы писать стихи, ничего не нужно. Пожалуйста, садись, вот перед тобой клавиатура, пиши, что хочешь. А если получится плохо, скажи, что ты художник, ты так видишь. С самооценкой ни у кого сегодня проблем нет, талантливыми себя считают все.
Какая аудитория тебя читает?
Моя аудитория — девочки-девушки от 12-13 лет до 25. Раньше я с раздражением относилась к самым младшим из них. А потом начала рассуждать и пришла к тому, что этот возраст – самый острый и болезненный. В голове еще не успели поселиться циничные мысли, ты весь открыт для мира. Это же самый потрясающий возраст, когда тоньше всего ощущаешь все, что с тобой происходит. И я изменила свою позицию: если девушки такого возраста воспринимают мою поэзию, это же здорово. Чем старше мы становимся, тем меньше эмоций вызывает у нас все происходящее.
ребра

О чем ты пишешь, кроме любви?

Если год назад я еще писала про синеглазых мальчиков и вся моя поэзия была посвящена любви, то сейчас я начинаю понимать, что писать только о любви в 23 года значило бы, что я стою на месте, не развиваюсь. Для меня в этом плане пример — Полозкова. Лет в 20 она писала о любви. Она становится старше — и вместе с ней взрослеют ее стихи. Недавно стала мамой и теперь пишет детские стихи. Со мной происходит та же история. У меня начинают появляться другие темы, и мне бы хотелось, чтобы вместе со мной росла моя аудитория.

ананасовка
После темы любви, помню, меня накрыла тема религии. Точнее не совсем религии — Бога, его места в жизни человека, конкретно в моей жизни. Много было стихотворений об этом. Сейчас мне близка тема жизни. Разных людей, разных профессий, из разных веков. Сейчас вокруг там много сюрреализма и трэша, что забыли золотое правило гуманизма — во главе искусства должен стоять человек.
А может ли Воронеж стать Поэтоградом?
Я не думаю, что есть вообще смысл из какого-то города делать «поэтоград». Что за желание у людей вечно что-то хорошее сбить в стаю и сделать достоянием масс? На моём веку так Бродского опошлили.

Остается ли спрос о розовой любви?

На стихи авторов, которые пишут о “сопливой слюнявой любви”, по-прежнему есть спрос, и он, похоже, будет всегда. Есть даже конкретные слова, которые могут гарантировать успех твоему стихотворению. “Наизнанку”, “нутро” и “вывернут” — самые популярные сейчас, потом “до дрожи” и дальше в этом духе. Если ты их напихаешь в стихотворение, сдобришь все любовью, расставанием и отвергнутостью, то успех обеспечен. Но это все — попса. В поэзии тоже есть свои Джастины Биберы. Поэтому я очень ценю поэтов, которые пишут не так.

Недавно был стих про прощание с городом, ты куда-то собираешься? Или есть планы на Воронеж?

Я собираюсь на гастроли, а потом вернусь к работе. Мои стихи — это не всегда отражение событий моей жизни, если я пишу о ведьме, это не значит, что я ведьма. Есть такое понятие как «лирический герой», и я себя ассоциирую с ним в момент, когда пишу стихотворение.