Ириша
Ириша 25.11.2015

Творческие Воронежа: Жриводкин Макс и радиоАвгуст

The Voronezh Room продолжает вас знакомить с яркими личностями Воронежа. Сегодня мы поговорим с эстетствующим маргиналом Максом Жриводкиным о музыке, творчестве и коллаборациях.

лата

Макс, расскажи, чем ты сейчас занимаешься?

Жриводкин сейчас занимается всем и сразу. Потихоньку довожу до ума музыку к поэтическому спектаклю «Zа поясом Койпера» по стихам Фёдора Сваровского, этот спектакль вместе с Родионом Прилепиным и Глебом Кузнецовым мы недавно показывали во второй раз в «Петровском» со светом и видеомэппингом от медиастудии CIFRA.

Пишу музыку к медиаинсталляции Глеба Кузнецова «Звуки города», которую он планирует отправить в ART.WHO.ART, некий инкубатор арт-идей в Москве. Пишу музыку к совместному выступлению с Андреем Родионовым в рамках Мандельштамфеста. Репетируем и иногда выступаем с живым составом Silent nook и перманентно ищем барабанщика туда же.

И, конечно же, живёт и здравствует моя основная группа радиоАвгуст, в рамках которой мы сейчас репетируем цикл психоделических пьес, основанных на моих снах. К концу года думаем приступить к записи, а зимой-весной возобновить концерты. Параллельно веду несколько музыкальных и околомузыкальных пабликов типа E\music\vrn непериодический дневник сновидений, в котором события связаны со мной лично и иногда с Воронежем.

Почему тебя потянуло на «литературщину»?

Не то чтобы потянуло, но так выходит само собой. Я не против.

Расскажи о группе и о том, как ты придумываешь музыку во сне?

РадиоАвгуст функционирует на стыке разнообразных стилей музыки, смело экспериментирует, но не отдает предпочтения никому. Звук, сотканный из бесчисленных элементов самого неожиданного происхождения, я называю «eclectric», состоящий из частиц  trip-core, idm, indietronica, downtempo, noise и ambient. Драм-партии пишет мой друг Алексей, это и есть мой коллектив, а еще в написании музыки участвуют пятьдесят две мои субличности из семидесяти пяти.

Но я не придумываю музыку во сне, я хорошо запоминаю сюжеты снов, литературно их причёсываю и кладу на музыку.

азияОкно в Азию

Это твое хобби или работа?

Музыка — хобби, конечно. Чтобы серьёзно зарабатывать ею в России, придётся бросить всё остальное и долго идти наощупь. В мечтах я бы хотел бросить работу и заниматься только тем, что интересно.

Как ты считаешь, достаточно ли творческих проектов в Воронеже?

Лично мне проектов пока что вполне достаточно, своё у меня и так есть — это группа радиоАвгуст, которую я холю и лелею. Предложения по участию, тем не менее, всегда с интересом рассматриваю. Что касается общего, то Воронеж — достаточно развитый город, в нём можно найти массу возможностей для раскрытия и совершенствования своих талантов.
Гораздо важнее внутренняя работа, но ей, зачастую, мешает не отсутствие инфраструктуры.
Если говорить о связях в творческой тусовке Воронежа, мне кажется, они не очень сильны и полностью обязаны своим существованием буквально двум-трём людям. Эти люди организуют «Культпоход», джемы, фестивали и прочие события, где встречаются и знакомятся и взаимодействуют совершенно разные люди.

Как ты находишь язык с другими творческими людьми?

С творческими людьми я достаточно легко нахожу контакт, хотя до этого года практически не участвовал ни в каких коллаборациях. Например, с Родионом у меня прекрасные отношения, мы отлично понимаем друг друга. Как это происходит? Мы просто синтезируем наши видения одного и того же материала.

В твоих фотоальбомах есть про город и современное искусство, что ты наисследовал?

Город — это всякие интересные детали, которые я постоянно нахожу мегаполисе. Иллюзия искусства — пародия на выставки современного искусства, которая, к моему удивлению, была даже кем-то из местных светил оценена. Не знаю, правда, всерьёз ли.

в центре внимания Вернуться на главную

видео дня Нужна простая, четкая, русская идея
Ilia Zakoretskij
цитата дня Эта машина намного мощнее первой. Заднюю подвеску и двигатель я взял от BMW, в нем 192 лошадиные силы, передняя подвеска от «Нивы». Бензобак от «ВАЗ-2112», радиатор от «ВАЗ-2109». Систему охлаждения провел в каркасе.
Александр Хромых о своем багги